Как создавался «Марсианин»: интервью с Ридли Скоттом

Как создавался "Марсианин": интервью с Ридли Скоттом

Вчера состоялась премьера фильма «Марсианин». Мы уже успели посмотреть его и получить огромное удовольствие, поэтому сегодня мы хотим поделиться с вами историей создания этой картины. (Осторожно, спойлеры!)

Ребята из Space.com провели довольно любопытное интервью с Ридли Скоттом, которое мы для вас и перевели. Наслаждайтесь!

Space.com: На премьере «Марсианина» вы сказали нам, что сценарий абсолютно запугал вас. Но, простите, сэр, вы же Ридли Скотт! Как может какой-то сценарий испугать вас?

Ридли Скотт: Ну, вообще-то, дело в науке. Я не очень хорошо учился в школе. Я был ужасен в математике, алгебре, геометрии, тригонометрии — всех точных науках, если быть честным. Я не был тупым, я просто не мог все это делать. У меня был своеобразный блок. В средней школе я был на 31 месте по успеваемости в классе, который состоял из 31 человека.

Я думаю, что, возможно, это зависело от того, что я был «ребенком войны», а мой папа стал военным. Поэтому я очень часто менял школы. То, что другие дети могли сделать за две секунды, у меня занимало не менее десяти. Я смотрел на часы и ждал, пока урок закончится, на протяжении всех школьных лет. В те дни родители не уделяли детям так много внимания, как сегодня.

Но мне помогало то, что я в какой-то степени пещерный человек — я рисовал все.

THE MARTIAN

Space.com: Вы думаете визуальными образами?

Скотт: Да, я действительно могу рисовать. Я проучился семь лет в художественной школе. Поэтому я могу создать очень, очень хорошую историю с помощью рисунка. Я сяду и буду рисовать и принимать решения во время этого. Все на самом деле рисование — широкие кадры, средние кадры, близкая съемка, детали и так далее.

Это помогает понимать мне кое-что, позволяет приготовиться к сцене. Я совершаю предварительную съемку всегда на доске. Это становится серьезным фундаментом для каждого фильма, особенно, для такого, как этот, где очень много зависит от съемки.

Space.com: Вы визуализировали до того, как появились различные техники предварительной визуализации?

Скотт: О да — очень давно я это делаю и каждый раз. Я всегда визуализирую. Я делаю это перед тем, как начинаю съемочный период. И это здорово, потому что каждое утро я знаю, что будет происходить, и я подготовился к каждой сцене. Мои эскизы печатаются и раздаются первому ассистирующему режиссеру, ребятам, которые отвечают за свет, операторам, дизайнерам — и все они знают, что им нужно будет сегодня делать.

THE MARTIAN

Space.com: Вы думаете о себе, как о дирижере?

Скотт: Да! Совершенно верно! Вы попали прямо в точку.

Space.com: Как вы смогли убедить руководство студии в том, что вы сможете затащить людей в кинотеатры, сделав умное кино?

Скотт: Ну, мне всегда удавались умные фильмы, если честно. Некоторые были лучше, некоторые хуже. Но в конце концов, я сказал, что я собираюсь сделать то, что мне действительно нравится. Умное или не умное, кино должно развлекать.

THE MARTIAN

Space.com: Стали бы вы браться за «Марсианина», если бы Альфонсо Куарон не добился бы успеха с его «Гравитацией»?

Скотт: Да, конечно. Безусловно. Я думаю, что «Гравитация» — это отличный фильм. Очень визуально вовлекающий. В большинстве случаев благодаря Сандре Буллок, которая смогла удерживать самостоятельно кадр. Но также в фильме есть и огромное количество потрясающих эффектов.

Я думаю, что мы с «Марсианином» охватили даже большую палитру. У нас получилась хорошая драма. Также зрители получили довольно много юмора, который выходит из драмы, из реальности ситуации. У нас получились довольно реалистичные машины и технологии. И, думаю, мы смогли сделать довольно хорошую визуальную составляющую.

Space.com: Какая из машин и технологий вызвала у вас больше всего волнения?

Скотт: На самом деле это был только компьютерный код, потому что он похож на математику. А она всегда для меня была чем-то сложным. И поэтому, когда мне нужно было снимать кадры с кодом, я не знал, как я это буду делать.

Я больше был озабочен тем, что делал персонаж Дональда Гловера — Рич Пернелл. Тем, как он говорил, давал указания. У меня получилось сделать все это наилучшим образом.

Но код, если честно, ввел меня в ступор. Поэтому мы просто сделали все так, как было в книге.

THE MARTIAN

Space.com: Книга Энди Уира является потрясающим руководством по выживанию на Марсе, так что, думаю, борьба с тем, что аудитория не поверит событиям, не было вашей проблемой, не так ли?

Скотт: Верно!

Space.com: Но были ли какие-то другие сложности? Пришлось ли вам работать над «задротством», чтобы сделать картину увлекательной?

Скотт: Нет! Я обожаю задротство. Энди — потрясающий человек. Вся его книга настолько реалистична, что в нее невозможно не поверить. Все невероятно смешно! Всем движет юмор. Это то, что я увидел.

THE MARTIAN

Space.com: Плюс ко всему, у вас есть Мэтт Дэймон, который смог потрясающе сыграть комедийные моменты, учитывая то, что он не является комедийным актером.

Скотт: Да, он потрясающий! Самое смешное получалось тогда, когда он погружался в момент. Он знает, как играть, исходя из драмы. И, вы знаете, лучший юмор получается сам по себе. А такое может произойти только тогда, когда человек реагирует на ситуацию и на сложности, которые встречаются на его пути.

Space.com: Персонаж Мэтта Дэймона довольно много говорит с камерой.

Скотт: О, GoPro. Вам стоит приобрести эту вещь. Для меня эта камера стала «черным ящиком». Это его компаньон, его Пятница (ссылка на компаньона Робинзона Крузо). В реальной миссии на Марсе вы обязаны везде таскать с собой GoPro. Если человек умрет, то остальные участники должны знать как, почему и так далее.

Space.com: Дэймон говорил о том, что основа актерского мастерства заключается в реакции на другого актера. Как вы смогли справиться с отсутствием любых других персонажей в сцене?

Скотт: Вы должны полагаться на свою интуицию и его. Просто делать выбор непосредственно в ситуации. Для режиссера любое решение лучше, чем отсутствие этого решения. Лишь потом вы будете переживать о том, что сделали что-то не так. Но Мэтт полностью понял своего персонажа и сыграл его просто безукоризненно.

Martian9 (2)

Space.com: Когда-то давно мы говорили с Роном Говардом прямо перед премьерой его «Аполло 13″, и он сказал, что ему было сложно создать фильм без секса, насилия и злых персонажей. В «Марсианине» тоже нет ничего такого, так ведь? Оказался ли злым персонажем сам Марс?

Скотт: Да! Марс — это монстр, который может убить тебя в одно мгновение! Ему просто плевать. Это удивительный монстр. Мы хотели сделать Марс очень, очень красивым, но проблема заключалась лишь в том, что мы пока еще не знаем, как он выглядит на самом деле.

Space.com: Энди Уир говорил, что отказался от довольно большого количества описаний ландшафта, так как это было бы скучно для читателя. Поэтому он особенно был рад увидеть фильм. Ему понравились панорамы и ощущение присутствия.

Скотт: Мы снимали окружение в Вади Рам (Иордания). Для меня это Восьмое Чудо Света. Там просто великолепно. Площадь пустыни всего 259 кв.км. Поэтому мне нужно было снимать в правильно время, с правильного положения, а потом добавлять немного красной пыли ко всему. Поэтому фильм выглядит довольно достоверно — по крайней мере, я надеюсь, что Марс выглядит как-то так.

THE MARTIAN

Но там должны быть большие камни. На Марсе есть вулкан, который 18000 метров в высоту. А это на 6000 метров больше, чем высота Эвереста! Поэтому я подумал, что Вади Рам подойдет лучше всего. Знаете, то, что мы видим на снимках NASA, довольно скучно. Марс состоит лишь из плоской поверхности, красной пыли… Это потому, что вы не будете отправлять оборудование в поход по горным регионам. Поэтому, пока что, нам приходится довольствоваться скучными снимками.

Я немного схитрил с небом. На Марсе нет Н2О неба, оно состоит из сухих частичек. Поэтому на Марсе так много пыли. Там нет сильных ветров, потому что там практически нет атмосферы, поэтому мы отошли от реальности. Нам нужно было подогреть историю.

На Марсе есть пыль, которая постоянно движется в виде спиралей. Смерчи, так они называются?

Space.com: Пыльные вихри. Они, вообще-то, помогают сметать пыль с солнечных панелей настоящих роверов NASA.

Скотт: Верно! Они не опасны. Атмосфера слишком незначительная, чтобы создавать сильные вихри. Но помимо того, что на Марсе нельзя дышать, есть еще одна сложность — я это узнал от ребят из NASA — это температура. Когда становится темно, температура опускается до -68 градусов Цельсия на поверхности. Если вы заберетесь в горы, то там будет -101 градусов. Так или иначе, вы мертвы.

Space.com: И сюжет основывается на тонкой атмосфере, особенно в тот момент, когда Уотни должны забрать с Марса, верно?

Скотт: Да, ближе к концу фильма в NASA происходит спор о том, что Уотни нужно будет снять нос с шаттла, чтобы облегчить его, потому что этот нос весил 181 килограмм. А им нужно было считать каждый грамм горючего.

Space.com: Это довольно милая сцена. Но мог ли на самом деле пилот основного корабля контролировать шаттл Уотни?

Скотт: NASA сказали, «Да, если он оставит нужный компонент в шаттле.» Пэтому Уотни выкидывает почти все из него, но оставляет коммуникаторы.

Мы старались быть как можно более достоверными.

THE MARTIAN

Space.com: Марс — довольно опасное место. Как вы думаете, человечеству нужно стать более смелым, чтобы действительно отправлять туда людей?

Скотт: Я думаю, что не все зависит от риска. Это также зависит и от высокой стоимости.

Многие говорят, что космические путешествия станут чем-то обыденным. Но я думаю, что прежде всего мы получим детализированную цифровую реконструкцию.

Мы получили одну машину, которая в действии с 1977 года, и вторую, которая отправляет снимки. Они не то чтобы качественные. Они передают данные, которые NASA берет, реконструирует и превращает в цифровые рисунки. И эти изображения фантастичны, они не артистичны — они реальны.

Space.com: Вы говорили о той сцене, ближе к концу фильма, где Уотни жестоко бросает по шаттлу. И его голова болтается в шлеме. Это была отсылка к «Космической Одиссее» Кубрика? Или это была просто винтажная техника съемки имени Риддли Скотта?

Скотт: Хотел бы я, чтобы я думал об этом так много! Если честно, у нас там произошла проблема со светом, но мне понравился результат. Поэтому я использовал испорченный снимок и подал его так, будто все таким образом и планировалось.

И я еще использовал различные винтики, которые должны были вылететь из-за тряски и летать по собственной орбите вокруг шлема.

Space.com: Значит, это способ сказать, «Он вернулся в космос, он разобрался с монстром-Марсом»?

Скотт: Именно!

Автор: Space.com

Перевод: Say-Hi

Читайте также:

15 лучших CGI фильмов за всю историю кинематографа

Основы постановки света в кинематографе

10 базовых вещей, которые должен знать каждый кинематографист

comments powered by HyperComments
comments powered by HyperComments

Теги

Об авторе: Ольга

Ольга

Главред @ Say-Hi.

Мы Вконтакте

Яндекс.Метрика