Сергей Ристенко о мобильной фотографии, любимых местах в Киеве и популярности в соцсетях

Я считаю себя в душе одесситом. Я там родился, но в юном возрасте переехал в Киев. Еще помню его таким, каким его мало кто из коренных киевлян помнит.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Я патриот Оболони, это видно по моим фотографиям. Собственно говоря, я там вырос.

О мобильной фотографии и о том, как она держит в тонусе

Раньше я был ярым противником айфонов и хотел себе совершенно другой смартфон. Но все сложилось по-другому. Первое время я не хотел снимать на свой новый айфон, да и не снимал. Думал — что такое фотография, а что такое айфон? Потом в какой-то момент стало получаться фотографировать на телефон, и я понял, что это круто, интересно, прикольно. Тогда, в 2012 году, меня и увлекла мобильная фотография.

Теперь это неотъемлемая часть моей жизни. Я не могу представить себе, как это — выйти куда-то и ничего не сфотографировать.

 


Прелесть мобильной фотографии — это то, что она тебя ни к чему не обязывает. Например, ты едешь за границу и понимаешь, что нужно брать с собой камеру. Следующие два вопроса — брать зеркальную и достаточно ли будет одной? Если речь идет о путешествиях, я почти всегда останавливался на айфоне и пленочной камере. И никогда не прогадывал. К тому же, мобильная фотография — это удобно: хочешь — снимаешь, хочешь — нет. Телефон-то всегда под рукой.

У фотографов есть такое понятие — “глаз замыливается”. Это когда ты снимаешь, к примеру, моделей в студии постоянно, и тебя начинает раздражать выдумывать каждый раз что-то новое. В итоге, ты начинаешь выстраивать в голове шаблоны, по которым работаешь: схема света, постановка модели и так далее. Картинка хорошая, клиент доволен. Ты делаешь хороший продукт, но дальше что? Развития нет.

Так вот, для меня мобильная фотография — это мозговой тренинг. Раньше у меня был стандартный маршрут: от метро в студию, со студии в метро. Потом я понял, сколько всего по дороге можно увидеть и поснимать. и через две недели я снял все. Потом включился азарт, я говорил себе: “Серега, а попробуй снять по пути это все так, как ты не снимал до этого”. И я стал думать, искать ракурсы, детали, обращать внимание на мелочи — в общем, мозг находился в работе. Вот так я держу себя в тонусе в с помощью смартфона.


О стрит-фото и истории Киева

Жанры, в которых я люблю работать — это репортаж и стрит-фото (ч/б и классическое). Почему стрит-фото? Раньше я увлекался историей и археологией и даже знаю все злачные места на тему черной археологии в городе. Киев — город с огромной историей, ее важно знать, но сейчас мало кто реально ею интересуется.


Черно-белое стрит-фото — это документ, это история. Я люблю пересматривать советские фотоальбомы 50-60х годов — меня не интересуют постановочные фото самых популярных мест, мне интересен быт, естественные кадры, я люблю рассматривать детали. Все фотографы сейчас, в основном, снимают конъюнктурное фото для себя. Но стрит-фотография — это история, а черно-белое стрит-фото — это классика. У тебя есть сюжет, свет и момент — и тебя ничего не отвлекает от этого.

Чем прекрасно мобильное фото — ты ловишь момент, это своеобразный азарт. Это как прийти в секонд: ты не знаешь, уйдешь ли ты сегодня ни с чем или с целым баулом шмоток.

 


О портретах людей на улицах Киева, и как они меняют их жизнь

Я люблю снимать социальные черно-белые фотографии на улице. Люди по-разному могут реагировать на камеру — очень часто вежливо просят спрятать ее. Если у тебя в руках смартфон, никто не обращает на тебя внимание.

Мы часто не замечаем на улице людей, которые находятся вне нашей зоны комфорта.

Они все разные: есть те, кто осознанно ушел туда, есть те, кто раньше были учеными, а есть, конечно, просто алкоголики и тунеядцы.

У меня есть одна история о том, как фотография поменяла жизнь человека. Декабрь 2015 года, вижу — на остановке плачущая бабушка. Сфотографировал ее. Хотел подойти и спросить, почему она плачет. Подошел поближе и услышал сквозь слезы: “Боже, зачем люди убивают друг друга?”. Снимок так и остался в телефоне. Затем через две недели я снова встречаю ее и понимаю — надо с ней заговорить. В итоге, эта бабушка рассказала мне свою историю жизни и то, что сама она просит милостыню в районе Житнего рынка. Оказалось, что у нее скоро день рождения и я понял, что таким людям больше нужны не деньги, а внимание. Тогда я выложил в фейсбук фотографию этой бабушки и написал к ней пост, попросив друзей поздравить ее с днем рождения. Следующим утром я открываю фейсбук в шоке: 3500 репостов, куча лайков и комментариев с вопросами, где можно ее найти и чем можно помочь. В итоге, оказалось, что социальные службы обратили на нее внимание, ей тогда наняли сиделку, жизнь пошла к лучшему. Но сейчас ее тоже можно иногда видеть на Подоле.

Если бы я опубликовал историю без фото, то под постом было бы максимум пара комментариев. Поэтому история с фотографией  — это круто. Я люблю разговаривать с героями своих снимков. Для меня также важно, чтобы не было прямого контакта с камерой, чтобы человек не знал, что его снимают. Снимать скрыто — это азарт: свет, момент, сюжет, забегающие в кадр люди.


О велопрогулках, рассветном Киеве и уединении

Мне кажется, что я убиваю у людей фантазию. Они просыпаются утром, заходят в инстаграм и “о, ниче такой рассвет!”.

Я никогда не думал, что буду снимать пейзажи. Но когда у меня родился ребенок, я купил велосипед. Когда я не работал, я хотел проводить время с семьей. Но кататься я тоже хотел. И тогда я понял, что лучшее время для того, чтобы кататься — это до того, как ребенок просыпается, то есть очень раннее утро. Я поначалу ненавидел по утрам вставать, я же сова. Но потом я себя перестроил, начал просыпаться раньше. Я никогда не ставил себе спортивных целей — проехать сотни километров, преодолеть четыре горы — я просто езжу в удовольствие. Ну и, конечно, я не буду брать с собой фотоаппарат. Это громоздко, неудобно и тяжело. Тем более, я снимаю почти всегда, поэтому мой спутник — айфон.

Рассветный Киев — совершенно другой город. Это твой город.

Нет людей, нет машин, зато есть необходимая атмосфера и мягкий свет. Конечно, я полюбил это время, поэтому подобные утренние поездки быстро вошли в привычку. Зимой я почти не езжу, но обязательно хожу пешком.


Часто меня спрашивают, почему я снимаю одни те же места. Во-первых, катаюсь на веле по Оболонской набережной. Во-вторых, камон, я же никому ничего не должен.

Это занятие обречено на уединение. Как-то мне за одну неделю написало с десяток человек с предложением покататься вместе. Я всегда открыт для такого, но, в итоге, никто из этих людей так и не приехал — все проспали. Это занятие скорее для идейных людей.

Обычно я приезжаю на точку, где хочу поснимать за 10 минут до рассвета. Сейчас это где-то 6.20 утра, а летом 5.20. Обычно катаюсь до 7.30 утра, позже — уже неинтересно.

Рассветный Киев — это то, что вызывает у меня восхищение, это моя внутренняя сказка, которую я сам сотворил. На рассвете город спокойный, тихий, потом — пробки, толпа, реклама. Таким я не люблю Киев, он становится невыносимым.

Я занял нишу, которую до меня никто еще не занимал. Многие снимали пейзажи в Киеве, но я стал делать это регулярно. Каждый раз я представляю картинки в голове, заранее смотрю погоду. Но джекпот — это туман. Это всегда великолепно!


О проектах, открытках и популяризации рассветной фотографии

В какой-то момент я начал понимать, что все мои фотографии остаются в соцсетях. Пришло осознание, что нужно с этим что-то делать. Прошла выставка в Киеве, потом я отвез свои фотографии в Одессу. И как-то меня пригласили в Мюнхен прочитать лекцию о стрит-фото, но я просто не мог приехать туда с пустыми руками. И так получилось — бах — я напечатал открытки и все их там оставил.

Было очень интересно пройтись по киевским магазинам и проверить ассортимент подобной продукции. Как вывод — на открытках очень много Киева, которого иностранцам не понять — одни площади и церкви. Такое ощущение, что в Киеве можно либо молиться, либо ходить по площадям. Помню, я напечатал 5 серий открыток по 10 штук со всякими киевскими пейзажами. Я написал пост в фейсбуке, и все они разлетелись. Это очень классная тема длятех, кто привозит своих друзей-иностранцев в Киев. У нас культура открыток абсолютно не развита — ну, максимум, “Мась, я люблю тебя, с днем рождения”. В итоге, я обратился в пару книжных магазинов, из которых один мне отказал, а другой уже вовсю продает мои открытки.


Прибыли это занятие не приносит, но хорошо, что выхожу “в ноль”. Но круто, что киевская утренняя фотография популяризируется хоть каким-то образом. Сейчас, например, на набережной стало больше людей с камерами.

О любимых местах в Киеве

Самое любимое место — Оболонь. Я живу в районе Петровки, у меня под боком два озера и набережная. Складывается впечатление, что я где-то в деревне. Мне очень нравится Оболонь своей внутренней гармонией: здесь выйти в магазин в халате — это нормально. Иногда я приезжаю на набережную не для того, чтобы поснимать, а для того, чтобы обнулиться и посидеть в тишине. Сейчас стало по ней сложнее кататься и снимать — я знаю каждый камень, где какие камыши торчат, знаю все сюжеты. И это настоящий челендж — снять что-то новое.

Люблю еще Почтовую в районе пешеходного моста. А еще нравится Андреевский спуск за его фактурность. Еще есть крутое место — пятачок под Московским мостом: он спрятан от глаз, но там очень классное отражение можно поймать.

Еще есть отстойник всяких барж за Петровкой. Попадешь туда и окунаешься в атмосферу 70-80х годов. В общем, люблю аутентичные места.

Киев портится. Одно из моих любимых мест — Боричив Тик.

Я уже вижу визуальные изменения: сначала это было 150 метров аутентичного Подола, потом 100 метров, потом — 50 и то, под определенным углом.

О камерах и обработке фото

Все свои сюжеты я снимаю на айфон. Но в последнее время стал фотографировать на пленку. Средний формат 50-го года и уже как 50 лет просроченная пленка “Свема” снимают так, как не все зеркальные камеры могут


Но секрет не в этом, главное — не сидеть на месте и все время экспериментировать. Бывает, сделаешь несколько кадров и тебе все нравится. Но важно понимать, что мало сделать хорошие фото один раз, нужно научиться постоянно так фотографировать.

Иногда, когда езжу по привычным местам, не уезжаю, пока не сделаю классный кадр.  


Обрабатываю свои фото я тоже в айфоне. Мобильная фотография — это быстро, не нужно перекидывать фотки на комп, чтобы их обработать. Я стараюсь снимать, чтобы тратить меньше времени на редактирование снимков. Самая классная обработка — это та, которой не видно. Хотя чтобы достигнуть такого эффекта, нужно как минимум полчаса тонкого редактирования.


О популярности, подписчиках и рекламе

Признание меня вдохновляет. Мои работы печатались в NY Times, The Guardian, выставлялись в Columbus Museum of Art. Будущее за мобильной фотографией — разработчики в первую очередь работают над улучшением функционала камер смартфонов. И сейчас уже мало кто понимает разницу между кадром, снятым на айфон и зеркальной камерой. Фотография — это привычно, как хлеб и вода, мы уже не можем представить мир без нее.

У меня никогда не было цели собрать 20 тысяч подписчиков. Если ты делаешь круто, аудитория тебя сама находит.

В 2014 году у меня было 4000 подписчиков, потом я стал рекомендованным инстаграмом, и за две недели к числу моих подписчиков добавилось еще 20 тысяч. Я абсолютно спокойно к этому отношусь, без фанатизма.

Иногда предлагают рекламировать что-то у себя в профиле. Но я вежливо отказываю. Просто представьте себе ситуацию: в профиле с рассветными пейзажами Киева появляется пост о зубной щетке. Скорее всего, подобная реклама будет иметь противоположный эффект.  

comments powered by HyperComments
comments powered by HyperComments

Теги

Об авторе: Sasha

Sasha

Фотограф. Улавливаю прекрасные мгновения в жизни людей :)

Отключите, пожалуйста, Adblock:(

Отключив блокировку рекламы - Вы поддерживаете наш проект!

Яндекс.Метрика